Ватан или либераст: тесты на политические взгляды

Содержание
  1. Проблема в простой политической безграмотности: дело в том, что мир не делится только на дремучих правых консерваторов и ультралевых правозащитников.
  2. Вы — авторитарный левый, если…
  3. То есть во многом правление рузвельта было похоже на времена плановой экономики в ссср, и приводило к аналогичным проблемам, которые неизбежно возникают, когда производители и работодатели ориентируются не на потребителей, а на требования правительства.
  4. Авторитаристы (против индивидуальных свобод)
  5. После рузвельта либералами стали зачастую называть тех, кого до этого посчитали бы «умеренно левыми» или даже социал-демократами. это — одна из причин, почему всех либералов зачастую считают левыми, а термин «либерализм» часто приводит к не меньшей путанице, чем термин «экономический консерватизм».
  6. Как и любым авторитаристам, авторитарным правым важно сильное государство, но при этом они хотят, чтобы это государство было основано на существующих в обществе традициях — поэтому среди авторитарных правых так много сексистов, сторонников белого превосходства, поклонников колониализма и религиозных фундаменталистов.
  7. Довольно показательна история американского магната, иммигранта из шотландии по имени эндрю карнеги, основателя сталелитейной компании carnegie steel.
  8. Конечно же, никакой цензуры, никаких пыток и никаких тюрем с жесткими условиями — а возможно, и вообще никаких тюрем.
  9. Они считают, что государственная система, которая вмешивается в экономику, делает ее очень шаткой, выступают против государственных монополий (из-за того, что с подобными монополиями невозможно бороться в честной конкуренции, они лишают клиентов выбора и возможности влиять на качество товара) и против антимонопольного законодательства, направленного на частные компании, потому что оно препятствует развитию и конкуренции бизнеса.
  10. Кроме того, авторитаристы ставят интересы нации, общества или класса выше интересов личности. поэтому им обычно безразличны права женщин и представителей меньшинств.
  11. Вы совершенно не понимаете левых, которые считают, что экономическая свобода противоречит свободе личности: ведь для вас всё обстоит ровным счетом наоборот — ограничение свободы в одной области приводит к несвободе к другой.
  12. Изучаем оси координат политического компаса
  13. При этом правым либералам очень важно право собственности, возможность человека самостоятельно выбирать вид деятельности (который не всегда доступен при серьезном ограничении рыночной экономики), наличие конкуренции и свободы торговли.
  14. На самом деле, в отличие от авторитарных левых, авторитарные правые готовы позволить правительству лезть в чужую постель — но не в чужой карман!
  15. Вы — авторитарный правый, если…
  16. Правые либералы считают, что человеческая жизнь важна сама по себе вне зависимости от того, к какой группе принадлежит этот человек.
  17. Эта забавная история — прекрасный пример того, почему во времена позолоченного века сша стали ведущей экономикой мира: предприниматели могли свободно изобретать и воплощать в жизнь новые технологии без какой-либо бюрократической проволочки.

Проблема в простой политической безграмотности: дело в том, что мир не делится только на дремучих правых консерваторов и ультралевых правозащитников.

Для того чтобы с этим разобраться, предлагаем вам познакомиться с одной очень простой схемой, благодаря которой можно определять не только взгляды известных политиков и исторических личностей, но и найти слова для описания своего собственного мировоззрения. Эта простая картинка поможет вам понять, что мнение по поводу политических прав и по поводу экономических свобод — две совершенно разные «оси» в системе мировоззренческих координат.

Вы — авторитарный левый, если…

Если вас не пугает Северная Корея или Океания из книги Оруэлла «1984», то этот «квадратик» политического компаса для вас.

Вам важно сильное «платоновское» государство, которое контролировало бы всё: от частной жизни людей до экономической системы? Некоторые из авторитарных левых готовы отдать государству настолько много контроля над своей жизнью, насколько это возможно, другие же считают, что правительство просто должно бдительнее наблюдать за населением, чтобы не терять контроль над экономикой и общественной моралью.

Предлагаем ознакомиться  Сонник выбрасывать вещи из окна. К чему снится выкидывать

Представителей подобных политических взглядов легко найти в истории. Это и последний российский царь Николай II, который, несмотря на распространенный стереотип, не был правым (сторонником экономической свободы): ведь он монополизировал многие области экономики, просто потому что Россия, в отличие от США и многих стран Западной Европы, так и не прошла через эпоху классического либерализма.

То есть во многом правление рузвельта было похоже на времена плановой экономики в ссср, и приводило к аналогичным проблемам, которые неизбежно возникают, когда производители и работодатели ориентируются не на потребителей, а на требования правительства.

Но благодаря выдающимся ораторским навыкам, первоклассному пиару своих программ, демократичному отношению к свободе слова и вкладу в победу над нацистской Германией во время Второй мировой войны Рузвельт не только остался героем в глазах многих американцев, но и стал образцом для подражания политиков во многих других странах мира! Неудивительно, что многие понятия, которые популяризировал Франклин Делано Рузвельт, вошли в политический лексикон.

В частности, именно после него слово «либерал» потеряло свое исконное значение и перестало обозначать людей, которые борются с сильной государственной властью за экономические свободы и права личности.

Авторитаристы (против индивидуальных свобод)

Авторитаристы заинтересованы в «сильном государстве» и считают допустимым — и даже необходимым — вмешательство государства в личные дела граждан. Подобное вмешательство может выражаться в разных формах. Это может быть:

  • запрет добровольных сексуальных контактов на основании их предполагаемой аморальности (законодательный запрет гомосексуальных отношений, браков между кузенами и т. п.);
  • широкое вмешательство государства в дела семьи с целью сделать институт семьи более «моральным» и типичным (например, запрет разводов и абортов);
  • установление определенного дресс-кода (например, принудительное ношение бурки женщинами и запрет на короткие стрижки для мужчин в Афганистане времен ликвидированного «Талибана»);
  • введение цензуры на большую часть произведений искусства;
  • ограничение свободы слова;
  • контроль над прессой.

Авторитаристы обычно уделяют мало внимания демократическим институтам: некоторые из них противники демократии как таковой, а некоторые просто не видят в ней смысла и с пренебрежением относятся к мнению народа.

После рузвельта либералами стали зачастую называть тех, кого до этого посчитали бы «умеренно левыми» или даже социал-демократами. это — одна из причин, почему всех либералов зачастую считают левыми, а термин «либерализм» часто приводит к не меньшей путанице, чем термин «экономический консерватизм».

То есть сейчас было бы корректнее под либералами подразумевать людей, которые отстаивают идею личностной свободы вне зависимости от своих экономических взглядов, а под классическими либералами — тех, кто придерживается идей дорузвельтовского либерализма (то есть свобод по обеим осям). То есть противоположность всем либералам на диаграмме Нолана — авторитаристы.

Как и любым авторитаристам, авторитарным правым важно сильное государство, но при этом они хотят, чтобы это государство было основано на существующих в обществе традициях — поэтому среди авторитарных правых так много сексистов, сторонников белого превосходства, поклонников колониализма и религиозных фундаменталистов.

Но, несмотря на распространенные стереотипы, среди сторонников белого превосходства и религиозных фундаменталистов авторитарно-правых людей не намного больше (а возможно, и меньше), чем авторитарно-левых: теория теорией, но на деле людей с подобными взглядами на свободу крайне редко волнует вообще какая-либо свобода, в том числе и экономическая.

Стереотип о предполагаемой «правизне» всех традиционалистов связан с тем, что идеи свободного рынка сейчас не в моде и ассоциируются с чем-то устаревшим (как и консерватизм).

Довольно показательна история американского магната, иммигранта из шотландии по имени эндрю карнеги, основателя сталелитейной компании carnegie steel.

В 1862 году, когда все американские мосты были еще деревянными и не очень надежными, Карнеги решил ввести инновационную технологию, создав стальной мост, по которому должна была быть проложена железная дорога. Этот мост называется Eads Bridge, он был спроектирован коллегой Карнеги Джеймсом Эдмом, чтобы соединить штаты Миссури и Иллинойс, разделенные рекой Миссисипи.

Предлагаем ознакомиться  График Жизни по дате рождения — рассчитать бесплатно онлайн

Карнеги, вложив в этот проект все свои средства, столкнулся с большим сопротивлением общественности и местных чиновников.

Общественность боялась новой технологии, не веря, что «материал для изготовления ложек» может выдержать вес поезда — люди всегда с недоверием относились к новым технологиям. Но, согласно распространенному в те времена стереотипу, мост, по которому может пройти слон, может выдержать что угодно, поэтому Карнеги лично возглавил открытие моста, начав этот «парад» выступлением слона!

Ни создание этого моста, ни создание прочных и дешевых стальных конструкций для постройки американских многоэтажных домов было бы невозможно, если бы правительство США в те времена вмешивалось бы в дела предпринимателей так же, как оно вмешивается сейчас. Подобные идеи либо были бы сразу запрещены, либо их разрешили бы воплотить в жизнь лишь спустя много лет, после дорогостоящих и бессмысленных проверок.

Конечно же, никакой цензуры, никаких пыток и никаких тюрем с жесткими условиями — а возможно, и вообще никаких тюрем.

Это не значит, что все сторонники личной свободы выступают за легализацию марихуаны или за отмену запрета разжигающих национальную рознь книг. Как и в других вопросах: «многие» — не значит «все».

Ну и, разумеется, у сторонников свободы тоже большой спектр различий: от тех, кто хочет создать новый мир без границ и государств (они будут в самом низу по вертикали), до тех, кто готов разрешать только то, что уже было успешно разрешено в «прогрессивных» странах (они поднимутся по оси чуть выше); от тех, кто хочет, чтобы запрещенной литературы не было вовсе, и даже до тех, кто хочет ввести цензуру на пропаганду цензуры!

Важно заметить, что сторонники свободы редко выступают за разрешение тяжелых наркотиков или, скажем, за легализацию и разрешение убийств, краж, изнасилований и других преступлений. Их позиция в среднем сводится к тому, что пока человек не вредит окружающим, его действия не должны быть ограничены.

Они считают, что государственная система, которая вмешивается в экономику, делает ее очень шаткой, выступают против государственных монополий (из-за того, что с подобными монополиями невозможно бороться в честной конкуренции, они лишают клиентов выбора и возможности влиять на качество товара) и против антимонопольного законодательства, направленного на частные компании, потому что оно препятствует развитию и конкуренции бизнеса.

Правые традиционно являются противниками протекционизма в экономике (то есть запрета на ввоз каких-либо иностранных товаров с целью поддержки отечественного потребителя), потому что он лишает местных предпринимателей стимула модернизировать свою продукцию, чтобы сделать ее конкурентоспособной по сравнению с зарубежной.

Правые обычно считают, что государство не должно устанавливать максимальные и минимальные цены на какие-либо товары: цены в рыночной экономике устанавливаются за счет спроса, а попытки их регулировать обычно приводят к тому, что предпринимателям становится невыгодно производить тот или иной товар, отчего они уходят из этого бизнеса, что потом вызывает дефицит.

Кроме того, авторитаристы ставят интересы нации, общества или класса выше интересов личности. поэтому им обычно безразличны права женщин и представителей меньшинств.

Авторитарное «пренебрежение» индивидуальными правами может начинаться от жесткого ограничения прав женщин (как в Саудовской Аравии) и использования меньшинств для создания образа внутреннего врага до геноцида представителей меньшинств (холокост в нацистской Германии).

Авторитаристам очень важны традиции и нормы вне зависимости от того, являются ли эти традиции основанными на многовековой монархической истории государств вроде Саудовской Аравии или на «пролетарских» идеалах государств вроде Северной Кореи. Эти традиции, как и единство общества, ставятся выше интересов людей.

Предлагаем ознакомиться  Что подарить полицейскому: более 50 вариантов презентов

Вы совершенно не понимаете левых, которые считают, что экономическая свобода противоречит свободе личности: ведь для вас всё обстоит ровным счетом наоборот — ограничение свободы в одной области приводит к несвободе к другой.

Вы думаете, что при плановой экономике людям будет практически невозможно реализовать себя в необычных профессиях и создавать инновационные открытия: ведь если финансовые потоки контролируются государством, то как можно изобретать что-то необычное, скажем, при технофобном или консервативном правительстве?

Изучаем оси координат политического компаса

Прежде всего обратите внимание на ось личных прав и свобод: в компасе это вертикальная линия, которая спускается от крайних авторитаристов (сторонников тотального контроля над личностью со стороны государства) до анархистов — противников существования государства как такового. Эта ось учитывает и другие явления, связанные с личной свободой, например, отношение к свободе слова, правам меньшинств и научным инновациям. Вторая ось — ось экономических свобод, она показывает, как человек относится к государственному вмешательству в экономику.

При этом правым либералам очень важно право собственности, возможность человека самостоятельно выбирать вид деятельности (который не всегда доступен при серьезном ограничении рыночной экономики), наличие конкуренции и свободы торговли.

Правые либералы бывают очень разные: от классических либералов, многие из которых допускают существование налогов, до анархо-капиталистов, которые считают, что рыночные институты прекрасно могут заменить государственные. Но в любом случае это люди, которые считают, что индивидуальная свобода связана со свободой экономической, а отказ от нее может привести государство к серьезному кризису — что, в свою очередь, может стать, как сказал бы нобелевский лауреат по экономике Фридрих фон Хайек, первым шагом на пути к рабству.

На самом деле, в отличие от авторитарных левых, авторитарные правые готовы позволить правительству лезть в чужую постель — но не в чужой карман!

Авторитарные правые относятся к экономической свободе либо нейтрально-положительно, считая ее приятным приложением к основанному на древних моральных устоях государству — эти люди находятся в авторитарно-правом спектре, но ближе к нулю оси координат экономической свободы; либо являются сторонниками laissez-faire, то есть абсолютного свободного рынка — тогда они находятся с правого краю по горизонтальной оси экономических свобод (либо находятся где-то между).

Вы — авторитарный правый, если…

Если бы вы хотели жить в историческом романе Дюма или идеализируете Викторианскую Англию, если вы мечтаете о восстановлении правления династии Романовых в России или хотите поддержать Путина за принятие «про-моральных» законов вроде закона о так называемой гей-пропаганде — но при этом вам не нравится то, что и Путин, и Романовы слишком сильно лезли в дела предпринимателей.

Правые либералы считают, что человеческая жизнь важна сама по себе вне зависимости от того, к какой группе принадлежит этот человек.

Поэтому они, как и либеральные левые, часто выступают против расизма, антисемитизма, гомофобии и дискриминации женщин. Вот только правые либералы в своих рассуждениях о дискриминируемых группах опираются не на коллективистские рассуждения об угнетателях и угнетенных — а на идеи индивидуальной свободы и естественных прав человека.

Эта забавная история — прекрасный пример того, почему во времена позолоченного века сша стали ведущей экономикой мира: предприниматели могли свободно изобретать и воплощать в жизнь новые технологии без какой-либо бюрократической проволочки.

Цены на товары падали, как и уровень безработицы, несмотря на растущее число иммигрантов. Спрос создавал предложение, что приводило к появлению и распространению новых технических чудес, таких как электричество.

Оцените статью
Гадание
Adblock detector