Матушка Сепфора: житие и пророчества Монастырь матушки Сепфоры в Клыково

«бабушка в черном платочке»

Это случилось с моим старшим внуком, братом Ванечки, в прошлом году. Илюшеньке тогда девять лет было, и тут на нас свалилось такое горе — у ребенка врачи обнаружили рак крови, представляете? Мальчик наш на глазах угасал от этой страшной болезни. Врачи сказали, что форма очень тяжелая, они, конечно, постараются сделать все, что от них зависит, но… ой, страшно даже вспоминать!..

Да, я не представилась: меня Лидией зовут, я в Киреевске живу. Это в Тульской области, как раз там, где до Клыкова матушка Сепфора и жила. Ее тогда все соседи вокруг бабушкой Дашей звали, она ведь скрывала что монахиня. У нас в городит ее тогда все очень уважали, а сейчас, когда узнали про ее монашеские подвиги, особенно почитать стали.

В Клыкове совсем еще недавно новый монастырь образовался. Там я много раз видела, как люди исцеляются на могилке старицы Сепфоры. Ну, так вот: когда у нас с Илюшей горе-то это приключилось, я тогда как раз поехала в Клыково с очередной партией паломников. И вот подошла я к матушкиной могиле, упала под крестом и расплакалась. Плачу-рыдаю и всем сердцем прошу матушку помочь Илюшеньке. И все наши паломники, что со мной были, тоже стали молиться и просить за меня матушку.

И вот, представьте себе, возвращаюсь я в Киреевск, и мне сын мой, отец Илюши и Ванечки, звонит из Мытищ (они здесь, под Москвой, в Мытищах живут) и сообщает радостную новость: врачи вдруг отметили у Илюши явное улучшение.

А тут вскоре я опять повезла земляков в Клыково. Там я на могилке благодарила матушку за помощь и попросила ее умолить Господа, чтоб Он исцелил нашего мальчика полностью.

Ну, помолилась, поговорила с матушкой, как с живой, потом взяла маслице из неугасимой лампадки с могилы и передала его сыну. Они с женой стали помазывать мальчика этим освященным маслицем, и Илюша наш, вот Ваня свидетель, окончательно исцелился!

Но самое интересное вот что. Перед своим полным исцелением Илья видел необычный сон. Проснулся и зовет всех, а сам такой веселый! «Ой, говорит, — что сейчас было. К моей кровати подошла какая-то незнакомая бабушка в черном платочке и склонилась надо мной… И такая она добрая-добрая, я даже руку у нее поцеловал. Мне сразу стало так радостно! Я знаю теперь, что все будет хорошо»?

— О, смотрите: никак мы продвинулась немного? За вашими рассказами, Лидия, время летит незаметно. Вы нам про матушку еще расскажите!

— Да, старица Сепфора удивительная была. Я могу о ней без конца рассказывать. А как она нам всегда помогает! Вот расскажу еще один случай.

Богородица утешила

Последние восемь лет своей жизни матушка — я уже об этом упоминала — была схимницей. Душа ее очень томилась среди мирской суеты, и еще ее очень беспокоила мысль, что ей, схимнице, так и придется умереть в миру. Долго она молилась Матери Божией, и вот Богородица явилась ей однажды ночью во сне и утешила:

— Не печалься. Ты умрешь в монастыре. Там же тебя и похоронят.

— А где это?

— В Клыкове.

«Да где ж оно такое есть»? — подумала Матушка.

И Пречистая на ее невысказанный вопрос ответила:

— А тебе и знать не надо. Придет время — монахи сами за тобой приедут!

И Матушка стала ждать.

— Я, я знаю, где Клыково. Я там был! — снова напомнил о себе Ваня.

— Да? — весело спросила его Татьяна. — Ну и какое же оно, Клыково это?

— Там так красиво! И батюшки там добрые. А отец Лиодор…

— Илиодор, — поправила его бабушка и тут же пояснила своим новым знакомым:

— Это иеродиакон из Оптиной, он матушку очень любит, знал ее хорошо… Так что, Ванечка, ты про отца Илиодора хотел сказать?

— Он мне конфеты и пряники всегда дает! Он меня любит!

— Он всех любит, Ванечка, у матушки Сепфоры, наверное, научился всех любить. Но ты не перебивай меня пока, я дальше буду рассказывать.

Дары святого духа

Дивился всему этому о. Феодосий, всё ещё не мог он до конца поверить, что эта слепая старушка такими благодатными дарами от Бога наделена. И тогда послушник Сергей (он тоже уже игумен, только и другом монастыре теперь живет) рассказал ему интересную историю про то, как ездил к матушке, когда еще в Оптиной трудился.

Однажды проездом по монастырским делам заехал он к старице в Киреевск, припозднился и остался ночевать. Наутро после молитвенного правила матушка его к столу приглашает:

— Теперь мы с тобой святыньку примем. У меня тут просфорочки из Почаевской лавры, водичка из Дивеева.

Старица сидела в своем святом уголке под иконами, а Сергей налил водичку и о чем-то задумавшись, возьми да и перекрести чашу с крещенской водой! А матушка Сепфора — хотя она тогда уже полностью слепая была, да к тому ж спиной к нему сидела — вдруг резко повернулась:

Предлагаем ознакомиться  Как самостоятельно продать автомобиль: пошаговая инструкция

— Ты что делаешь?

— Что, матушка?

— Ты зачем крещенскую воду крестишь?

— Матушка, прости, не подумал!

А она так строго говорит:

— Это же агиасма, великая святыня! Ее не надо крестить. Она такую благодать имеет! Ты себя крести.

— Да, матушка, понял, понял. Что-то я растерялся. Прости!

Он прощения попросил, а сам думает: «Как же это она увидела? Ведь спиной ко мне сидит, к тому же слепая».

А матушка ему отвечает:

— А я все вижу!

Сергей тут весь затрепетал и стал молиться про себя: «Господи, помилуй! Господи, помилуй!..»

А матушка ему:

— Вот-вот, молись!

Сергей пуще испугался: «Да что же это такое, матушка все мысли мои слышит!»

Тут матушка заулыбалась:

— Ну, ладно. Не бойся, не бойся, всё хорошо!

Вот так ему тогда приоткрылось, что значит иметь дары Святого Духа! Не видя — видит, не слыша — слышит!

— Да, видно, сильно матушка Богу угодила, что Он ее такими благодатными дарами наградил! — восхитилась Ольга. Татьяна молчала и только выступивший на щеках румянец показывал, что рассказ Лидии тоже не оставил ее равнодушной.

— Да, — обернулся вдруг стоящий впереди молодой человек с аккуратной бородкой пшеничного цвета, — а еще говорят — старцев в наше время не стало. Стало быть, есть они, только мы не знаем о них, их же по телику не показывают!

— Там совсем других показывают, — обернулся стоящий рядом с ним другой мужчина, чуть постарше — но сразу же засмущался и сказал с застенчивой улыбкой: — Простите!

— Ничего, Бог простит, — охотно откликнулась Лидия. — А всё же правильно говорят: всё меньше и меньше настоящих-то старцев остается. Последние уходят постепенно, а заменить их, похоже, некому. Да и откуда им теперь взяться-то в наше суетное время? Люди изнеженными стали, им комфорт подавай и красивую жизнь.

Тут она взглянула на устало присевшего в сторонке Ваню, и ласково улыбнувшись, кивнула ему:

— Да, Вань?

— А я вот захочу и тоже стану святым! — встрепенулся Ваня.

Взрослые переглянулись и радостно закивали:

— Стань, Ваня, обязательно стань! — сказал мужчина, тот, что постарше. — Но это, брат, трудно очень. У меня вот не получается даже просто хорошим христианином быть.

— Да, Иван, на тебя вся надежда, а то скоро совсем некому будет за всех нас, за Россию-матушку молиться. Дерзай, брат, а мы за тебя помолимся! — серьезно глядя на Ваню, — подхватил светлобородый.

— Ладно, постараюсь, — кивнул им мальчик и озабоченно вздохнул.

— Вот это дело! А то сейчас мальчишки все больше олигархами да банкирами стать хотят, девчонки в шоу-бизнес рвутся. Тьфу!

— Ну вот: еще одну партию пропустили, следующий заход — наш. Так что, Лидия, мы от вас как минимум еще одну историю о матушке успеем услышать. Не устали? — попросила Татьяна, более всех заинтересованная в продолжения начатого разговора.

— Нет, не устала, конечно. Я люблю о матушке рассказывать. Только вот что мне вам еще рассказать? Ну да поскольку разговор о детях зашел, я о матушкином детстве немного расскажу.

Как матушка дождик прогоняла

Прошлым летом поехала я к своему брату, на нашу с ним родину, на Тамбовщину. Приезжаю, а брат с семьей тогда как раз сено заготавливал, они корову держат. День стоял ясный, погожий — самая подходящая пора сено в стога укладывать. Дружно всей семьей принялись за работу. Вдруг — и откуда они только взялись? — наползли тучи.

Вот я им тут и предлагаю:

— Давайте молиться!

А они к молитве не приучены, в силу молитвы не верят, привыкли только на себя надеяться. Вот и стоят, молчат: молиться им как-то дико кажется, но обидеть меня не хотят, помалкивают. Решила я тогда без них сама помолиться. Спрашиваю их:

— Сколько нам времени нужно, чтобы с сеном управиться?

— Два часа, — отвечают.

Опустилась я на колени, протянула руки к небу и не столько языком, сколько всем сердцем кричу:

— Господи, услышь меня! Матушка Сепфора, помолись за нас, умоли Господа задержать дождь, пожалеть труды этой большой семьи. Два часа нам еще нужно!

И вот, представляете, на глазах у брата с женой, их детей и внуков дождь ушел в сторону, и над лугом выглянуло солнце.

Тут все снова принялись за работу, и их дети и даже внуки, все работают дружно. Отвлекаться некогда, надо успеть в два часа все закончить.

Прошло два часа. И что вы думаете? Опять тучи заволокли все небо. Не уложились мы: вот-вот хлынет дождь.

Я опять — к брату:

— Сколько времени еще нужно?

— Минут сорок.

А дождик уже моросить начал, и вот я снова падаю на колени:

— Господи, не успели мы! Матушка Сепфора, помоги, упроси Господа еще минут сорок подождать.

И снова дождь перестал. Опять закипела работа. Быстро-быстро большо-о-ой такой стог уложили и, довольные, направились к дому. И вот тут дождь как хлынет! Настоящий ливень! Все кинулись бежать. А лица у всех сияют — на душе радость! И не только из-за сена! Я думаю, что может кому-то из них открылась в тот день великая тайна молитвы. А? Как думаете?

Предлагаем ознакомиться  Современные методы, как не уснуть в дороге за рулем

— Да, удивительные вещи вы рассказываете, Лидия. И все же, где же это Клыково находится? — спросила Ольга.

— А как там матушка оказалась, вы же говорите, она я Киреевске жила? — спросила Татьяна.

Оба эти вопроса раздались почти одновременно, и не зная на какой из них отвечать прежде, Лидия задала встречный вопрос:

— А вы в Оптиной пустыни когда-нибудь были?

— Еще нет, но этим летом как раз собираемся туда съездить, а что?

— Да то, что это рядом совсем. Там вообще сразу три монастыря возле города Козельска расположены.

— И все же Лидия, о самом Клыкове расскажите, пожалуйста! — Татьяне не терпелось узнать о месте, где ей во сне была обещана помощь.

— Ну что ж: о Клыкове — так о Клыкове. Слушайте.

Особые приметы

Вот один только пример благодатной помощи матушки. Правда, это еще до ее переезда в Клыково было, ну да не суть важно. Приезжает к матушке инок Феодосий (ныне игумен Михаил) и прямо — с порога:

— Матушка, благодетель нашелся, будет нам помогать!

— Да-да! Он и машину вам подарит, — отвечает старица.

А у монастыря тогда даже плохонькой машины не было, приходилось и в Москву, и другие города ездить «на перекладных» — где на попутке, где на рейсовых автобусах. Вот благодетель, узнав об этом, и пообещал:

— Я подарю вам машину. Сейчас как раз новая партия машин поступит к нам прямо с конвейера.

«Оно, конечно, хорошо, — подумал о. Феодосий, — но эта машина такой головной болью может для нас обернуться!» А дело в том, что в ту пору, в 90-е годы, сборка машин на наших предприятиях была очень некачественная. На ней час едешь, потом три часа под ней лежишь, чинишь, да и то если запасные части есть. Вот и пошел Феодосий со своими невеселыми мыслями опять к матушке.

— Матушка, ты была права, нам машину жертвуют. Но как такую машину выбрать, чтобы она не ломалась, чтоб надежная была?

Матушка помолчала, подумала и говорит:

— Знаешь, Феодосий, ваша машинка будет такая особенная… На ней будет крестик, три троечки и «число Ангелов».

Вот с такой наводкой и поехал будущий настоятель в Москву выбирать машину. Благодетель подвел его к автомобильному парку, где стояло несколько десятков новеньких одинаковых машин серого цвета: выбирайте!

Ну как тут можно было бы выбирать, если бы не четкие указания старицы! Вот идет о. Феодосий между рядами машин, ищет ту самую, единственную, о которой рассказала матушка. И вдруг видит: стоит одна и впрямь «особенная» — грязная, пыльная, с проколотым колесом. На пыльном капоте кто-то провел пальцем… крест!

И действительно машина оказалась хорошей, надежной. Очень выручила она строящийся монастырь на первых порах!

Но все же главное — это то, что в лице матушки получили братия духовного руководителя, как и предупреждал старец Илий. Теперь они уже без совета, без благословения матушкиного — ни шагу не предпринимали. И по ее молитвам всё стало получаться. Потянулись к матушке в Клыково и из соседних монастырей — и оптинские монахи, и шамординские монахини.

— Бабуль, а ты про петушка еще расскажи! — попросил вдруг Ваня, который внимательно следил за бабушкиным рассказом. Лидия, довольная Ваниной подсказкой, засмеялась и весело провозгласила:

— А теперь — рассказ «по заявкам». Исполняется… не впервые. Слушайте!

Рассказ о клыковской старице сепфоре

Стоял погожий июньский день. Ваня с бабушкой, выйдя из метро, никак не могли найти, где кончается длиннющая очередь к Храму Христа Спасителя.

Накануне бабушка услышала по телевизору в программе новостей о том, что в Москву прибыла великая святыня — частица мощей Иоанна Предтечи и обрадовалась:

— Завтра же беру Ванюшку с Илюшкой и — в Москву. Такую святыню привезли! Вот как удачно я к вам погостить приехала! Разве я могу упустить такой шанс!

— Ой, мам, что ты! Ты знаешь, какая очередь там будет! Ты туда не попадешь! Да с твоими больными ногами не сможешь ты такую очередь отстоять, — стал отговаривать сын.

— Действительно, — подхватила сноха, — зря вы это, Лидия Ивановна, затеяли. К тому же у Ильи завтра бальные танцы, последнее перед каникулами занятие, нельзя пропускать. А Ваня еще маленький, после болезни, вы же видели по телевизору, как там народ под дождем мокнет.

Но тут шестилетний Ванечка поддержал бабушку:

— Ну и пусть Илюшка на танцы идет, а мы с бабушкой поедем. Мы зонтик возьмем, нас и не замочит, да, бабусь?

Утром бабушка подняла внука рано-рано, когда все еще спали, быстро накормила, одела потеплей, положила в сумку термос с бутербродами, зонтик, и они с Ваней побежали на электричку — от Мытищ до Москвы недалеко.

Когда вышли из метро, Ваня увидел, как бабушка растерялась: очередь к храму была такая, что и сказать нельзя.

Предлагаем ознакомиться  К чему зачесалась правая щека и как очиститься от негатива

Пошли они искать хвост очереди. Шли долго, день оказался погожим, тепло одетые, они быстро взмокли, но до конца очереди так и не добрались. Крепка держа Ваню за руку, бабушка растерянно повернула назад и непонятно на что рассчитывая, зачем-то пошла теперь в обратном направлении, к началу очереди, а потом снова повернула назад.

Вдруг какая-то молодая тетенька, тронув бабушку за плечо, окликнула ее:

— Очередь потеряли? Становитесь сюда, не могу смотреть, как вы с ребенком мечетесь.

— Спаси вас Господи! — Впервые за все утро улыбнулась бабушка. — Мне вот Ванечку жалко, он только после болезни, слабенький, вон взмок как!

— Ну вот и стойте тут. Нам уже не так далеко идти осталось! — участливо подхватила ее подруга.

И Ваня с бабушкой остались стоять рядом с этими добрыми тетеньками, а подруги вернулись к прерванному разговору.

— Оль, так на чем я остановилась?

— Да ты, Тань, какой-то сон хотела рассказать.

— Ах, да, сон! Ну так вот: плакала я, плакала, — начала рассказывать та, которую подруга называла Таней, — молилась я, молилась… И не помню, как заснула. Или не заснула? Не знаю, но только как-то необычно все было, словно наяву. Увидела я какую-то старушку… вся в черном, монашка вроде, на палочку опирается и смотрит на меня… и с такой любовью смотрит, вроде жалеет меня очень.

— Так ты езжай, Татьян, и вправду не откладывай, раз тебе так сказано!

— Странная ты, Ольга! Ну куда я поеду, я не знаю никакого Клыкова!

— Зато я знаю, — вступила в их разговор Ванина бабушка. Простите, что встреваю, но мне ведь поневоле все слышно…

— Знаете Клыково?! — в один голос удивились подруги.

— Да, знаю, и расскажу, как туда ехать.

— Знать бы еще, что это то самое, Клыково…

— Конечно, то самое, ведь вы и матушку Сепфору видели, это она была!

— Как-как? Какую матушку? — зачастили подруги.

— Старушка, которую вы видели, жила в этом самом Клыкове, там и скончалась. Она, вы, Татьяна, правильно поняли, действительно монахиней была, схимницей.

— Схимницей?

— Да. Монашеский постриг бывает трех степеней. Сначала постригают в рясу — это инок, потом — в мантию — монах, а некоторых и в самую высшую, самую строгую степень — в схиму. Вот матушка Сепфора и прошла все три ступени, в последние годы была схимницей. Имя Сепфора она получила, когда ее постригли в схиму. Имя и правда редкое, в переводе на русский Сепфора означает «птичка».

Татьяна расплылась в улыбке:

— Сепфора! Птичка! Но почему вы думаете, что это именно матушка Сепфора была?

И тут вдруг Ванечка напомнил о себе:

— Да-да, это она была! Эта бабушка и Илюшу нашего спасла!

Все посмотрели на Ваню, а он, застеснявшись, сказал совсем тихо:

— Бабуль, расскажи!

— Да, расскажите, пожалуйста! — подхватила Ольга. — Заодно и время скоротаем, очередь совсем, похоже, двигаться перестала.

— Ну что ж, слушайте.

Свято место пусто не бывает

Как клыковские монахи про матушку Сепфору узнали, спрашиваете? Да ее во многих монастырях знали и почитали как старицу высокой духовной жизни. К ней в Киреевск на удивление соседям часто и батюшки из других городов, и монахи приезжали. Недаром говорят: «Свято место пусто не бывает». Бывали у нее и оптинцы.

А ведь первые клыковские монахи — они из Оптиной пустыни вышли. Однажды оптинский старец Илий благословил будущего настоятеля нового монастыря игумена Михаила (он тогда еще иноком Феодосием был), съездить в Киреевск к старице Сепфоре. «Поезжай, — говорит, — к матушке, она будет вас окормлять». Тем самым старец их предуведомил, что именно матушка Сепфора будет наставлять их в духовной жизни.

Вот о. Феодосий с послушником Сергеем, когда поехали в Москву благотворителей искать, заодно и завернули к матушке в Киреевск: решили попросить ее благословения и молитвенной поддержки в этом нелегком деле. Матушка помолиться обещала и научила их, как правильно помощь просить. И что вы думаете? Впервые после этого им в Москве, в первой же попавшейся конторе, пожертвовали такую большую сумму денег, что дело сразу сдвинулось. А еще матушка удивила тогда о. Феодосия словами: «Строй мне домик побыстрее. Я к вам жить приеду!»

Чудеса в клыково

После переезда в село Клыково матушка Сепфора продолжила возносить свои молитвы. Она посещала каждую литургию и ни разу не пропустила. Молитвами матушки для храма нашелся автомобиль, который она подсказала, как выбрать. Она точно описала необходимые приметы, по которым и нашли машину.

Молясь, продолжала совершать матушка Сепфора чудеса. И на стройке, и среди людей. По ее словам размораживались целые блоки, которые ранее никак не получалось вытащить, а взрослые мужики, для которых брань была частью жизни, становились как ягнята.

Своим посохом, смазанным святой водой из Иордана, а также лампадным маслом исцеляла она людей. После смерти случаи исцеления не прекращались. Однажды после длительной молитвы к матушке, помазыванием маслом из лампадки, которая стоит на ее могиле, выздоровел от лейкемии мальчик. После этого он увидел матушку в своем сне.

Оцените статью
Гадание
Adblock detector